Статьи
Сергей Филин: «Я никогда не чувствовал в себе столько сил, как сейчас»
Худрук балета ГАБТа — о своих масштабных планах и о том, как изменился мировой балет за последние две недели
Известия
В понедельник худрук Большого балета будет выписан из 36-й московской клинической больницы. Перед отлетом на реабилитацию в Германию Сергей Филин дал эксклюзивное интервью «Известиям».

- Сергей, знакомы ли вы лично с человеком, который заказал преступление против вас? Вы сказали в одном из интервью, что знаете, кто это сделал.

 — У меня есть подозрения, догадки, и мои мысли совпадают с тем, что говорят следователи. Конкретней пока сказать не могу. Лишь повторюсь, что смогу обнародовать информацию не раньше, чем следствие будет готово это сделать.

- Вы довольны ходом следственных действий? (По данным «Известий», в ходе следствия уже допрошены свыше полутора тысяч человек.)

 — Да, я доволен ходом следствия, контактом со следствием и личным отношением следователей. Чувствую, что они не просто выполняют свои служебные обязанности, но по-человечески стараются помочь и найти не только исполнителей, но и заказчиков.

- Будете ли вы участвовать в подготовке балета «Евгений Онегин»? Премьера запланирована на июль?

 — Конечно, я приму непосредственное участие в постановке. Я четыре года работаю над этим проектом, и работа не останавливалась ни на минуту. Сам балет называется «Онегин», в нем использована музыка Чайковского, но не из одноименной оперы, а из разных произведений. Это будет оригинальная постановка: спектакль запланирован точно таким, каким он был сделан в 1967 году Джоном Кранко, в точных копиях оригинальных костюмов и декораций, разработанных известным сценографом Юргеном Розе.

Мне уже звонил руководитель постановки, художественный руководитель Штутгартского балета Рид Андерсон, мы обсуждали ход подготовки к спектаклю. Работа уже вовсю ведется, костюмы шьются, проходит кастинг.

- Это означает, что еще не все артисты утверждены на роли?

 — Многие артисты отобраны, но окончательно еще не утверждены. Я и врио худрука Большого балета Галина Степаненко ведем этот проект, а делать его будут приглашенные хореограф и педагоги-репетиторы.

Окончательно утверждать список артистов будем я и Рид Андерсон, он же выступает в этом проекте и главным репетитором.

- Вы уезжаете на долгое время. Как распределятся обязанности между вами и Галиной Степаненко? Или вы дали ей карт-бланш?

 — Полный карт-бланш дать не получится, очень многое замыкается на мне. Будем по-прежнему на связи: на телефоне, будем общаться по скайпу. Эта трагедия послужила для меня нереальной встряской, я никогда не чувствовал в себе столько сил, как сейчас, очень много появилось идей, планов, и хочется поскорей вернуться на свое рабочее место.

- Как врачи оценивают процесс вашего выздоровления?

 — Они говорят о положительной динамике, я со своей стороны стараюсь выполнять все их требования. Конечно, я понимаю, что предстоит большой реабилитационный период, ну а сколько он продлится — пока не может сказать никто. Думаю, что лечение будет длительным.

- Если не секрет, на чем вы полетите в Германию? Есть информация, что вам пришлось выбирать.

 — Да, рассматривалось несколько вариантов, в том числе перелет бортом МЧС. Мне также поступило предложение лететь частным самолетом, и мы с супругой (балерина Мария Прорвич. — «Известия») выбрали именно этот вариант.

- Если лечение затянется, присоединятся ли к вам дети?

 — Да, если реабилитация будет длительной, то мы хотим забрать детей, к нам приедут сыновья Александр и Сергей-младший. Может быть, на какой-то период они к нам будут приезжать. Пока рано говорить.

- Вы сейчас в повязке или уже ее сняли? (По информации «Известий», кожа на лице у Сергея быстро восстанавливается и дополнительных пластических операций не потребуется.)

 — Повязку уже сняли, хочу поскорей на все смотреть своими глазами.

- Сергей, как вы считаете, трагедия с вами повлияла на мир балета?

 — Это происшествие повлияло на весь мировой балет, люди стали по-другому оценивать ситуацию, по-другому общаться. Стали более открытыми, готовыми помочь в любую минуту. Стоит мне кому-то позвонить и о чем-то попросить, я не успеваю закончить фразу, а мне уже говорят: не волнуйся, мы все решим, договоримся по срокам переноса или, наоборот, о том, чтобы не переносить тот или иной спектакль. Могу сказать, что люди, работающие на лучших балетных площадках мира, сделают все, что от них зависит, чтобы премьера «Онегина» была еще лучше и ярче на сцене Большого.

Светлана Субботина, 3.02.2013





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru