Статьи
Семь худруков и одна девушка
На Новой сцене Большого театра прошла 19-я церемония вручения приза Benois de la Danse Подробнее: http://www.ng.ru/culture/2011-05-26/8_dance.html
Независимая газета
Не гендерный ли перекос (если бы не директор и худрук Национального балета Китая Фэн Ин, в 2011-м жюри состояло бы исключительно из мужчин) стал причиной того, что нешуточная борьба в ночь перед Рождеством новых лауреатов не привела к единому мнению ни в одной из номинаций?

Торжественную церемонию награждения в этом году вели актриса «Современника» Марина Александрова и прима Большого театра Мария Александрова. «Почти тезки» почти экспромтом предложили приветствовавшему высокое собрание Юрию Григоровичу загадать желание. Худрук проекта и бессменный председатель жюри пожелал, чтобы двадцатый Benois через год вручили на отреставрированной исторической сцене Большого театра.

Хотя нынешняя церемония девятнадцатая по счету, а юбилейная состоится лишь следующей весной, праздновать можно уже начинать. Ровно 20 лет назад, в 1991-м, приз «Бенуа де ла данс» (Benois de la Danse) был учрежден в Москве Международной ассоциацией деятелей хореографии (ныне Международный союз деятелей хореографии). Одна из основных целей благотворительной программы Benois de la Danse — помощь ветеранам. Из рук в руки им передается сбор от гала-концерта, посвященного присуждению и вручению приза. За два десятилетия помощь получили более 1500 человек, бывших артистов Большого и Музыкального театров, Московской оперетты, Ансамбля народного танца Игоря Моисеева, «Березки», Московской академии хореографии, танцевальной труппы Хора имени Пятницкого. Центр Бенуа предполагает в дальнейшем распространить свою благотворительную деятельность и на другие города России. 

Автор статуэтки, которую почти сразу окрестили балетным «Оскаром», — известный парижский скульптор Игорь Устинов — сын всемирно знаменитого актера сэра Питера Устинова, представитель прославленного семейства Бенуа, насчитывающего более чем двухвековую историю. Он неизменно становится почетным гостем церемонии. А вот судейский состав всякий раз меняется.

По обычаю, каждый член жюри выдвигает своего претендента на приз. В связи с этим на предварявшей церемонию пресс-конференции возник вопрос к Сергею Филину: отчего не выдвинут никто из возглавляемого им балета Большого театра? Спрашивавший, очевидно, не учел, что кандидаты на премию выдвигаются задолго до финала, а высокий пост Филин занял недавно. До этого он несколько лет возглавлял балет Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, почему и вошел в число номинантов солист этого театра Семен Чудин. Вошел в отличие от иных заслуженно. Из большинства же его соперников в список попали не те, кто лучше, а те, кого лучше лоббируют. Это, безусловно, относится к разделившему награду с Чудиным солисту Кубинского классического балета из Майями Роландо Сарабиа и, безусловно, не относится к завоевавшему спецприз потрясающему исполнителю фламенко испанцу Фернандо Ромеро.

Строго говоря, пятнадцать номеров двухактного гала стоило просмотреть ради двух предпоследних — «Фарруки» в постановке и исполнении Фернандо Ромеро и Altro Canto на музыку Монтеверди и Капсбергера в хореографии лауреата Benois прошлых лет Жан-Кристофа Майо. Солистка Балета Монте-Карло Бернис Коппьетерс (она разделила Benois-2011 с примой Национального балета Китая Чжу Янь) и ее партнер из Королевского балета Швеции Оскар Соломонсон сумели передать нерв и тайну истории о том, на каких струнах играем мы, и того, кто играет нами.

В конкурсе хореографов жюри тоже не пришло к полному согласию. Приз разделили между знакомыми москвичам по недавней премьере в Музтеатре финном Йормой Эло и соавторами из Бельгии Сиди Ларби Шеркауи и Дамьеном Жале. Чем радикально отличаются трое счастливчиков от двух аутсайдеров — Кристала Пайта (Нидерландский театр танца) и Цзан Чжиньсиня (Национальный балет Китая), на основании увиденных отрывков выяснить не удалось. Одинаково блеклые постановки одинаково безлики. Создатели современных балетов (по крайней мере представленные в программе Benois) худо-бедно работают с телом и совсем примитивно — с пространством. В танце они не композиторы, а значит — не вполне хореографы. Это особенно наглядно рядом с Петипа или Баланчиным. Как ни трепали нынешние номинанты их «Дон Кихота» или «Тарантеллу», старики в грязь лицом не ударили.

Наталия Звенигородская, 26.05.2011





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru