Статьи
Балет из Вавилона и Пекина
Объявлены лауреаты Benois de la danse
Московские Новости
Жюри в этом году проявило то ли чудеса щедрости, то ли чудеса нерешительности — вместо трех статуэток вручили семь, в каждой номинации наградив двух, а то и трех артистов. Впрочем, судей можно понять: настолько различны и так по-разному хороши номинанты.

Прелесть вечеров «Бенуа» — в разумном сочетании знакомых (даже знаменитых) имен и имен, слышимых московской публикой впервые. Вот, например, в этом году «балетного Оскара» за лучшую женскую роль получили Бернис Коппьетерс (балет Монте-Карло) и Чжу Янь (Национальный балет Китая) — именно тот самый расклад: дива-знаменитость и прекрасная незнакомка. То есть вмире-то они обе весьма известны и любимы, но с высоченной, вальяжной, тигрино-грациозной Коппьетерс московская публика познакомилась, когда ее театр приезжал на гастроли, а Чжу Янь, поработавшая ив Европе, в российской столице еще не выступала. Соответственно Коппьетерс, снова явившейся в облике надменной богини, около которой суетился незадачливый мелкий партнер, аплодировали с удовлетворением («мы помним, мадам, как вы классно смотрелись прошлый раз, и вы нас не подвели»), а Чжу Янь, в двух номерах побывавшей и тихой восточной женщиной, склоняющейся к возлюбленному аки тростинка, и подростком-оторвой, — с изумлением («вау, кого только в Пекине нет! эй, мы не разглядели, приезжайте еще!»).

Мужчин наградили аж троих, и счет оказался 2:1 в пользу темперамента. Первым лауреатом стал Роландо Сарабиа (солист базирующегося в Майами Кубинского классического балета) — как и положено кубинцам, любитель танца бравурного и простодушного. Именно его он и продемонстрировал в па-де-де из «Дон Кихота». Вторую статуэтку получил испанец Фернандо Ромеро. В этом году среди номинантов впервые оказался исполнитель фламенко — и мечтательная, властная, холодноватая, и взрывающаяся как вулкан фаррука встряхнула зал Большого до экстатических воплей. Третьим лауреатом стал солист московского Музыкального театра Семен Чудин — по амплуа благородный принц. Впрочем, у этого принца есть умение и желание работать и в бодрой неоклассике, что он снова показал в маленьком балете Йормы Эло «Затачивая до остроты».

Эло был выбран одним из двух лауреатов-хореографов. Точнее, трех- ведь коллеги, получившие вторую статуэтку, Сиди Ларби Шеркауи и Дамьен Жале, работают в паре. В этом выборе жюри снова видно желание обозначить весь диапазон танца: Эло — наследник классического балета, один из «потомков» Баланчина, а пара из Бельгии, владеющая собственной компанией «Человек с востока», — отчетливые «современщики», у которых на сцене народ ползает, разговаривает и поет.

Впрочем, во фрагменте из спектакля Babel, представленном на гала, был только танец. В спектакле строят вавилонскую башню; понимание-непонимание, война полов- вечный мотив, и пара, сплетавшаяся в танце на сцене Большого, достигала просто библейской ярости в отношениях тел. В одиночестве женщина ходила на четырех конечностях, выгнувшись в «мостике», но в паре она меняла свои привычки и ползла по мужчине как ядовитая змея по дереву, то водружалась кнему на шею, его слегка придушив, то обвивала одну его ногу. Она его просто доканывала — и с облегчением падала на бездыханное тело, сделав свою работу. Московская публика, привычно относящаяся к контемпорари расслабленно-снисходительно, во время этого дуэта замерла, как толпа кроликов, взирающая на танцы удава. Впрочем, мужская часть зрителей еще и потому проявила особое внимание к постановке, что артистка была топлес.

Перед концертом, когда раздавали статуэтки, ведущие — драматическая актриса Марина Александрова и балерина Мария Александрова- предложили председателю жюри Юрию Григоровичу загадать желание (мол, находится между двумя почти тезками). Тот пожелал, чтобы следующий, двадцатый"Бенуа", прошел «в новом старом здании Большого». Что ж, можно только присоединиться к такому пожеланию. 

Анна Гордеева, 26.05.2011





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru