Статьи
Безвременье балетного Оскара

МК. ru
Прошедшая в Большом театре XVIII церемония вручения «Международного приза Benois de la Danse» или «Балетного Оскара», как неофициально называют во всем мире эту самую престижную балетную награду, зафиксировала наступившее в начале 21 века хореографическое безвременье. Престижная награда в этом году во второй раз за всю историю существования приза не досталась ни одному из выдвинутых хореографов.

Из-за разброда во мнениях, на нынешней церемонии, наверное, впервые пришлось продемонстрировать и принципиальность судейских вердиктов: ни один из лауреатов этого года не являлся, как это бывало ранее, солистом труппы возглавляемой или лоббируемой кем-то из членов жюри.

Несмотря на то, что в номинации 2010 года среди балетмейстеров фигурировали такие известные и востребованные имена как Алексей Ратманский, за поставленный для Михаила Барышникова спектакль «Три соло и дуэт», Дэвид Доусон с «Фавном» для Английского национального балета, Кристофер Уилдон и его «Лебединое озеро» (Балет Карлсруэ) ни для одного из выдвинутых спектаклей у международного жюри под бессменным председательством Юрия Григоровича не набралось нужного числа голосов. Показанные на сопровождавшем церемонию награждения гала-концерте фрагменты из предъявленных на соискательство балетов поразили однообразием и скудностью хореографической мысли не только почтенную комиссию. Для многих из зрителей почти вся показанная хореография так же слилась в одно мутное пятно.

Начиная с лесбийского дуэта финского хореографа Сусанны Лейонен в исполнении двух крупных девиц из её собственной компании и заканчивая геевским «Фавном» Доусона (здесь старший по возрасту и опыту фавн вместо нимф, которые присутствуют в классической версии, преследует и пытается обучить житейским премудростям другого, совсем юного фавна) — балеты казались вариацией на одну и ту же тему. Причем тема эта казалась разработана (если это можно считать разработкой) к тому же очень однобоко и неинтересно. Относительное внимание заслуживала разве только представленная на этом вечере отрывками сразу из трех балетов хореография Кристофера Уилдона. Его версия «Лебединого озера», где цитаты из классики оказались удачно сочетаемы с модернистским обрамлением, и отрывок из балета «После дождя» наконец надлежащим образом раскрыли хореографа для московского зрителя.

Как всегда особое внимание этот фестиваль привлёк ещё и потому, что за два вечера на сцене Большого театра предстала вся панорама современного мирового балета. На этом фоне среди хореографического бесцветья балеты Джона Ноймайера — живого классика и великого хореоавтора XX века, так же предъявленные на фестивале многообразно (сразу четырьмя названиями) казались недосягаемыми вершинами. Артисты его гамбургской труппы Элен Буше и Тьяго Бордин и стали главными героями Бенуа-2010. Именно они были названы лучшими танцовщиками года.

Француженка Буше номинировалась на Бенуа за роль Эвридики в одной из последних премьер Ноймайера балете «Орфей». Психологически насыщенный дуэт из этого сочинения она показала на вечере вместе с Отто Бубеничеком. От тончайших нюансов хореографии (вышедший на сцену в черных очках и фраке вневременной Орфей Бубеничека ведомый из аида умершей возлюбленной, не выдерживает и снимает закрывавшие глаза очки, чтобы увидеть любимую и теряет её навсегда) у просвещенных балетоманов захватывало дух.

Другой артист этой компании Тьяго Бордин, не смотря на обилие партий и самую коронную из них — Отелло в одноименной ноймайеровской версии Шекспира, почему-то получил Бенуа за балет «Дама с камелиями». Однако показанный на вечере довольно слаженный дуэт с той же гамбургской лауреаткой не раскрыл возможностей этого бразильский танцовщика в полной мере.

Ещё одним лауреатом Бенуа этого года, вполне справедливо стал американский швед Дэвид Холберг. На церемонии он не присутствовал. Но партию Альберта, за которую был выдвинут, московские балетоманы могли по достоинству оценить ровно месяц тому назад, когда впервые в истории американский артист балета танцевал в спектакле Большого театра. Его Жизелью была Наталья Осипова (МК описал это событие в статье «Дурдом на кладбище»). Эта танцовщица Большого театра, как и её постоянный партнер Иван Васильев, стали лауреатами Бенуа ещё в прошлом году, но поскольку тогда балетному Оскару не позволил состояться разбушевавшийся экономический кризис, статуэтки прошлогодним победителям вручались только теперь. Кроме Васильева заветные статуэтки получили этуаль Парижской оперы Хосе Мартинез (как лучший хореограф по версии Бенуа-2009) и австралийская танцовщица Кристи Мартин. 

Во второй день фестиваля на «Благотворительном гала-концерте звезд мирового балета — лауреатов Бенуа разных лет» ожидаемый фурор произвело выступление признанной первой балетной звезды современности Люсии Лакарра и её партнера скульптурного танцовщика Марлона Дино в шедевре Ролана Пети «Таис», а, кроме того, ещё одной пары от Джона Ноймайера — Сильвии Аццони и Александра Рябко в Адажиетто из балета «Пятая симфония Малера». Изумительное и выверенное до мельчайших деталей исполнение этих артистов, как впрочем, и танец любимца московской публики Манюэля Легри (Гранд Опера) придали Бенуа-2010 необходимый для мероприятия такого статуса шик и лоск и стали главным его событием.

www.mk.ru

Павел Ященков, 20.05.2010





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru