Статьи
Без наград
Главной проблемой балетного мира остается нехватка хореографов
Новые Известия
Вчера в Москве завершился фестиваль мирового балета «Бенуа де ла данс», который призван отмечать удачные работы танцовщиков, балерин и хореографов. Награда вручается ежегодно по решению международного жюри и сопровождается двумя концертами: один дает возможность показаться вновь награжденным артистам, другой представляет призеров прошлых лет. Программу первого вечера на этот раз составили чересчур щедро, и балетный звездопад затянулся до полуночи.

«Бенуа», называющий себя «фестивалем мирового балета», живет под логотипом Европейского культурного парламента и патронатом ЮНЕСКО. Приз не вникает в ультрасовременный танец, но в принципе не очень консервативен: в круг его внимания попадает хореография в диапазоне от классики до умеренного авангарда. Особенность проекта — принцип отбора номинантов: кандидатов на награду предлагает само жюри. Московская публика выдвинутых спектаклей «вживую» не видит, знакомясь с ними по крохотным видеофрагментам. Среди членов «судейской коллегии», в которой работают именитые хореографы и известные артисты, много руководителей балетных трупп, отчего в наградных списках нередки исполнители, работающие у того или иного «судьи».

Конечно, по этому поводу не прошелся только ленивый. Но открытая субъективность вовсе не губит проект на корню. Во-первых, на «Бенуа» случаются особые коллизии: постановщик уверен, что в его спектакле Иксу или Игреку роль удалась, и это на самом деле так. Во-вторых, в поле зрения жюри по совокупности выдвижений попадает много качественных работ. Григорович не зря гордится, что за годы деятельности призом были отмечены «более 170 человек почти из 30 стран». И вообще, стоит оценивать это не как мировую табель о рангах, а как возможность полюбопытствовать, что происходит в мире балета.

Многие годы церемония проходит на сцене Большого театра, хотя бывали и исключения. В прошлом году торжества в Москве вообще не проводились: кризис лишил «Бенуа» госфинансирования, и дорогостоящий проект приютил итальянский город Виченца. Сейчас все вернулось в привычное русло, и жюри принимало решения на ночном заседании перед московским концертом. В этом году в состав коллегии входили представители Франции, Финляндии, Великобритании, Германии, Швейцарии и Америки. Россию представляла Ульяна Лопаткина.

Ведущие награждения Святослав Бэлза и Мария Максакова разговаривали с залом скучно и без изюминки, что никого не удивило: конферанс на «Бенуа» традиционно не удается. Впрочем, представление номинантов прошло быстро, ведь половина кандидатов до Москвы не доехала — одна постановщица родила ребенка, кто-то порвал сухожилие, другие отговорились занятостью. Особенно не порадовало отсутствие солистов Парижской оперы.

Статуэтку с двумя фигурами, застывшими в экстазе, получила солистка Гамбургского балета Элен Буше (за действительно отличную роль в балете Джона Ноймайера «Орфей»), у мужчин лучшими стали Тьяго Бордин, тоже солист из Гамбурга (как главный герой балета «Дама с камелиями»), и американец Дэвид Холберг (роль Альберта в «Жизели»). Сколь виртуозно танцует последний, москвичи могли убедиться недавно, когда Холберг участвовал в «Жизели» Большого театра.

Сенсацией стало решение жюри не присуждать награду за хореографию. Не зная спектаклей, не скажешь, оправдана ли судейская строгость. Череда шаблонных дуэтов о борьбе полов, показанная на концерте, и впрямь навеяла тоску. Может, и правильно не присуждать призы, если в мире обильно плодят такое. Но почему награду не получил Дэвид Доусон, автор качественного (судя по фрагменту) балета «Фавн(Е)», сделанного в Английском национальном балете? Великолепный мужской дуэт до тонкости воплотил тут «переливчатую» импрессионистскую музыку Дебюсси.

А в целом концерт был неровный и, к сожалению, утомительный. Это не означает, что публика не заметила хороших исполнителей. В их числе Евгения Образцова из Мариинского театра, австралийка Кирсти Мартин и артист Большого театра Иван Васильев, который настолько увлекся трюками, что потерял равновесие. Понятно, что гала с номерами, не всегда соответствующими списку номинаций, вынужденно пришлось делать по принципу «кто смог приехать, тот и участвовал». Но организаторы вечера, похоже, забыли, что есть такое понятие, как режиссура зрелища. В результате ручейки уходящих зрителей стали непредвиденным спецэффектом восемнадцатого «Бенуа де ла данс».

www.newizv.ru

Майя Крылова, 20.05.2010





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru