Статьи
«На „Бенуа де ла Данс“ выдвинуты самые востребованные в мире хореографы»

GZT. ru
Арт-директор «Центра Бенуа» Нина Кудрявцева-Лури рассказала GZT. RU о награде «Бенуа де ла Данс», о новом балете Юрия Григоровича «Ромео и Джульетта» и о том, почему этот хореограф не вернется на пост главного балетмейстера Большого театра.

18 мая на Новой сцене Большого театра в 18-й раз будет вручен балетный приз «Бенуа де ла Данс». На следующий день в Большом состоится благотворительный гала-концерт «Звезды „Бенуа де ла Данс“ — лауреаты разных лет». В прошлом году лауреаты «Бенуа де ла Данс» так и не получили наград из-за финансовых проблем, которые не позволили устроить церемонию в Москве. Концерт лауреатов «Бенуа де ла Данс» разных лет провели в итальянском городе Виченца. Сейчас проблемы благополучно разрешились. И на концертах 18 и 19 мая зрители увидят прославленных звезд мирового балета.

Нина Николаевна, чем приз «Бенуа де ла Данс» отличается от множества существующих в мире балетных конкурсов и премий?
«Бенуа де ла Данс» — не конкурс в привычном понимании этого слова. Балетные артисты не соревнуются между собой, борясь за призовое место. И это не премия — лауреаты не получают денежного вознаграждения. Им вручают статуэтку работы французского скульптора Игоря Устинова. Принято сравнивать «Бенуа де ла Данс» с балетным «Оскаром». Международное жюри награждает лучший спектакль прошлого года, лучшую роль танцовщика или танцовщицы, лучшую работу хореографа.

Кто их номинирует и как выбирают лауреатов?
Номинантов предлагают члены жюри. Посмотрев DVD с записями их работ, жюри обсуждает каждую кандидатуру и открытым голосованием решает, кто достоин приза. Надо сказать, что в нынешнем году на «Бенуа де ла Данс» выдвинуты все самые востребованные в мире хореографы, поколения от 30 до 40 лет: Алексей Ратманский, Кристофер Уилдон, Дэвид Доусон, и Бенджамен Мильпье. Их приглашают ставить спектакли и в Европе, и в Америке, и они буквально нарасхват.

Почему в прошлом году приз «Бенуа де ла Данс» вообще не вручали?
В прошлом году Министерство культуры России не могло оказать нам финансовую поддержку, а без нее мы не можем провести фестиваль. Концерт лауреатов «Бенуа де ла Данс» разных лет мы провели в итальянском городе Виченца. А провести церемонию вручения приза и концерт номинантов 2009 года нам, к сожалению, так и не удалось. В этом году российское Министерство культуры, несмотря на очень трудное финансовое положение, нашло возможность помочь «Бенуа де ла Данс», за что мы очень благодарны.

С чем связано то, что «Бенуа де ла Данс» часто называют призом Григоровича?
Только с тем, что Юрий Николаевич — глава этого проекта. В 1991 году, когда приз был учрежден Международной ассоциацией деятелей хореографии, Григорович как президент этой ассоциации по статусу стал председателем жюри приза. В 2003 году проект стал двухдневным фестивалем, кроме того, мы начали устраивать вечера Бенуа в других странах, и Григорович возглавляет все акции проекта. И он по-прежнему председатель жюри «Бенуа де ла Данс».

В 70-х годах вы танцевали в Большом театре, потом до 1997 года были заведующей репертуарно-творческим отделом Большого театра. Можно ли сравнивать состояние балетной труппы Большого театра 70-х с ее нынешним состоянием?
В Большом театре как в капле воды отражаются все процессы и изменения, происходящие вокруг. Поэтому нельзя отдельно говорить о труппе этого театра, вырывая ее из исторического контекста и судеб страны. Это же первая сцена страны. В советское время было одно, с переменой ситуации в Большом театре тоже что-то изменялось. Но если говорить только о труппе, то состояние ее «духа и тела» тоже отражает историческую реальность. Труппа была другой, потому что страна была другой. И отношение к искусству было несколько иным оттого, что тогда в стране была иная система жизненных ценностей. Сейчас ценности изменились, поменялись они и в труппе Большого театра, и это очевидно, когда артисты танцуют на сцене. Вот и все. Раньше фамилии талантливых балетных артистов знали так же хорошо, как фамилии космонавтов.

Почему сейчас человек, далекий от балетной среды, называет всего несколько имен: Светлана Захарова, Николай Цискаридзе, Ульяна Лопаткина и Диана Вишнева?
Трудно сказать. Мне кажется, что сейчас информации о балете гораздо больше, чем раньше. Такого понятия, как пиар, раньше просто не существовало, а современное общество практически не может без него обойтись. На наших пресс-пати можно увидеть очень много журналистов, телекамер. На мой взгляд, журналисты любят повторять уже знакомые имена. Но предположим, появилась талантливая балерина Маша Сидорова, и о ней никто не говорит. Как о ней узнают зрители? Например, вчера я смотрела премьеру балета «Ромео и Джульетта» в Большом театре. Джульетту в ней танцевала молодая балерина Анна Никулина, она была совершенно прелестна. Но если о ней не говорить, то о ней никто и не узнает.

Вы танцевали в прежней версии балета «Ромео и Джульетта». Нравится ли вам его новая версия?
Она мне очень нравится. Эта версия более емкая, сжатая, сконцентрированная. Мне нравятся ее кинематографичность, то, что одна сцена без пауз переходит в другую. «Ромео и Джульетту» теперь танцуют на двух ярусах, что дает возможность строить действие на разных уровнях, Например, после сцены, когда уносят тела мертвых Тибальда и Меркуцио, и люди из двух кланов медленно расходятся в кулисы, в середине сцены уже высвечена спальня, где в последний раз встретились Ромео и Джульетта. На сцене, как в жизни, одновременно сталкиваются любовь, ненависть и смерть.

Вам было тяжело репетировать с Григоровичем? Юрий Николаевич — вообще нелегкий человек. Наверное, почти все талантливые люди не самые легкие в общении. Особенно, когда дело касается их творчества.

Чего он добивался от артистов, ставя «Ромео и Джульетту» в 1979 году?
Очень точного рисунка роли, понимания того, о чем говорит каждый фрагмент спектакля. Юрий Николаевич уделял немало времени проработке деталей: движению рук, корпуса артистов. И добивался, чтобы каждый момент балета был насыщен искренним чувством. Масштаб задач, которые он ставит перед артистами, помогает им творчески расти, двигаться вперед. Вы же видите, как выглядят в его спектаклях артисты Большого театра. И кроме того, в каждой из его постановок есть особая философская глубина. Его не интересует просто выразительный танец или эмоциональные переживания на сцене. К сожалению, спектакли многих талантливых балетмейстеров, как бы они не были хороши, зачастую поверхностны.

Григорович больше 20 лет занимал пост главного балетмейстера Большого театра. Сейчас он - хореограф Большого. Как вы считаете, может ли он снова стать главным балетмейстером этого театра?
Думаю, что Юрия Николаевича это не очень интересует: зачем возвращаться назад, надо идти вперед. И потом, на плечи главного балетмейстера театра ложится такое огромное количество административной работы, что никому из хореографов, оставивших этот пост, не хочется возвращаться. Например, Алексей Ратманский ушел с этого поста, потому что он хочет быть свободным и заниматься творчеством, а не разбором дрязг между солистами.

В российском балете сейчас можно выделить два основных направления. С одной стороны, наши театры все чаще ставят балеты хореографов ХХ и XXI века. С другой, очень популярны реконструкции классических балетов. Что принесет больше пользы русским артистам?
Это зависит от размера труппы и индивидуальности хореографа, который с ней работает. Например, большие классические балеты может осилить только большая труппа. Маленькая или средняя труппа не может их осилить. Поэтому, например, в Америке все труппы среднего размера — от 30 до 40 человек, танцуют примерно одни и те же одноактные балеты. Они просто не могут осилить большего, потому что для этого требуется больше артистов. Я вообще ратую за то, чтобы у каждой балетной труппы было свое лицо. Жалко, если везде танцуют одно и то же, теряя собственную индивидуальность и особый стиль.

Например, мне кажется, что в труппе Большого театра нужно ставить полнометражные балетные спектакли, в которых все артисты могут себя показать. Я вижу, какой огромный потенциал у нынешней балетной труппы Большого театра. Пожалуй, я не знаю другой настолько же сильной труппы. Хотя с другой стороны, артистам нужно танцевать и постановки талантливых хореографов ХХ века и ХХI века. На мой взгляд, весь вопрос в пропорции, в соотношении в репертуаре одних балетов и других. 

Ольга Романцова, 27.04.2010





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru