Статьи
Поцелуй без отрыва от производства
В шестнадцатый раз на сцене Большого театра вручили балетный приз «Бенуа де ла данс».
Газета.Ru
«Конкурс звезд» — так организаторы «Бенуа» называют свое мероприятие. Если обозреть историю приза, это недалеко от истины. Кто только не получал диплом участника или статуэтку работы Игоря Устинова — представителя художественной династии Бенуа, родственника киноактера Питера Устинова (они — из семьи русских художников, окопавшихся в Европе после революции).

Приз назван в честь самого знаменитого Бенуа — Александра, живописца-«мирискусника», сценографа, эстета и отчаянного балетомана. «Бенуа» — любимое детище Юрия Григоровича, активность которого позволила убедить ЮНЕСКО взять проект под патронат. Юрий Николаевич настолько прикипел душой к делу, что уже 16 лет занимает пост председателя международного жюри из балетных профи. Деятели хореографии каждый год разные, но все с известными именами. В этом году в жюри вошли представители Аргентины, Кубы, Японии, Италии и США. Да, еще Борис Эйфман присоединился.

Награды присуждаются по трем номинациям — лучшему хореографу, танцовщику и балерине сезона. Иногда награждают «за служение искусству» — по совокупности заслуг (в этом году отметили 90-летнего деятеля танца Фернандо Алонсо с Кубы). В работе жюри много подводных камней. Можно ли считать «Бенуа» объективной картиной сезона или спектром предпочтений данного состава жюри, которое и выдвигает, и награждает номинантов? Тем более что у арбитров нет ограничений типа «не выдвигать в призеры артистов собственной труппы и не поощрять хореографа, поставившего на меня, приму или премьера, балет». Члены жюри честно признаются, что смотрят спектакли в записи. Но всякий театральный эксперт знает, что «записанный» танец в силу разных причин — от технических до творческих — может довольно далеко отстоять от балета, увиденного «живьем». А расхождения в восприятии бывают в обе стороны — в лучшую и в худшую. Впрочем, организаторы «Бенуа» находят объяснение таким принципам работы: высокий профессионализм членов жюри оправдывает всё. Поэтому можно поощрить «своего» артиста — профессионал плохого не отметит. И можно изучать номинантов по видео — у профессионалов нет времени на разъезды по чужим труппам.

Слабое место «Бенуа» — церемония награждения, как правило, с дикими текстами и натужным юмором ведущих (на этот раз ими были Юлия Рутберг и Святослав Бэлза). Они четыре раза поздоровались со зрительным залом, а потом показали ролевую игру «плохой и хороший следователь». Рутберг упирала на спонтанность дилетантки, восхищающейся балетом, и «порадовала» зал подробным рассказом о детстве: как она ходила в белых носках и мечтала станцевать «в балетных тапочках — пуантах». Бэлза изображал мудрого мэтра, мягко поправляющего кокетку. Когда ведущая назвала Бэлзу Чеширским котом, а себя — Алисой в стране чудес, захотелось заткнуть уши.

В распределении наград жюри экономить не стало. Из пяти номинированных танцовщиков приз получили два — международная звезда Карлос Акоста и солист Американского театра балета Марсело Гомес. Обе награды закономерны. Акоста великолепно вошел в балет Григоровича «Спартак», вдохнув в вождя римских рабов первозданный азарт премьеры. Гомес потряс жюри изощренной пластикой в роли Отелло. Вот только первый лауреат в Москву вообще не приехал, а второй на концерте показал себя лишь корректным партнером Дездемоны, задушив сценическую супругу носовым платком. Репликой «опять двойня» отметили ведущие вторую пару наград — у балерин. Сильвия Аццони из Гамбурского балета так искусно изображала Русалочку из одноименного спектакля, что заставила поверить: она и впрямь движется не на суше, а в воде. Зрители диву давались: как это балерина умудряется не запутаться в широченных штанинах, играющих роль рыбьего хвоста. Прима Королевского балета Великобритании Тамара Рохо (вторая лауреатка) награждена за балет «Кармен», но вполне может получить приз за уникальную устойчивость и волшебно разработанные ноги, позволяющие запросто крутить тройные фуэте. В «Кармен» испанка Тамара была очень интересна, хотя любителей открытых эмоций не впечатлила. Рохо исполнила цыганскую роль без дежурных обольстительных улыбок, не в общепринятом стиле «глаза горят, грудь колесом». Она танцевала как исполнительница фламенко — со скрытой в глубине тела страстью, подспудно прорывающейся наружу.

Приз за хореографию, который увезет Жан-Кристоф Майо, глава Балета Монте-Карло, можно даже не обсуждать. Майо, один из лучших современных хореографов, поставил балет «Фауст». Даже по крошечному отрывку из спектакля, показанному на концерте, было понятно, что продукт высокого качества. А па-де-де с поцелуем из балета «Красавица» (другого спектакля Майо) поразило экзотической сексуальностью: танцевать и так и сяк, целуясь без отрыва от производства, могут только очень умелые артисты.

Сегодня в рамках «Бенуа» будет второй гала-концерт, силами лауреатов прошлых лет. И это чрезвычайно привлекает. Ведь у нас тут не Париж, не Нью-Йорк, не Лондон. К нам не рвутся раз в неделю выступать мировые знаменитости, не ездят то и дело лучшие балетные коллективы. С гастрольной точки зрения, мы живем в балетной провинции. Панорама мирового балета, пусть далеко не полная, но с доставкой на дом, все же гораздо, гораздо лучше, чем ничего.

Майя Крылова, 8.05.2008





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru