Статьи
Приз вручили за поцелуй

Российская газета


В Большом театре прошло очередное торжественное вручение премии «Бенуа», которую неофициально называют балетным «Оскаром».

Этот приз, учрежденный в 1991 году, ежегодно присуждает Международная ассоциация деятелей хореографии за лучшие достижения сезона в области танца. В 1992 году приз «Бенуа» принят под патронаж ЮНЕСКО и в 1996 году включен в программу ЮНЕСКО «Всемирное десятилетие культуры». В 2002 году российский минкульт включил «Бенуа» в Федеральную программу «Культурное наследие России».

В самой почетной номинации «За жизнь в искусстве» приз присужден создателю кубинского балета Фернандо Алонсо. Лучшим хореографом был признан художественный руководитель Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо за балет «Красавица». Это авангардная, не лишенная юмора постановка по мотивам «Спящей красавицы», дуэт из которой исполнили солисты труппы Бернис Копперс и Крис Рёландт. На музыку симфонического антракта «Сон» Майо поставил сцену, в которой принц в футболке и принцесса в трико, на котором кокетливо намечен контур скелета, так долго движутся, сомкнув уста в поцелуе, что публика уже готова засмеяться и принять номер за пародию. 

В обеих исполнительских премиях награды разделили между двумя лауреатами. Лучшими танцовщиками признали кубинца Карлоса Акосту, героически освоившего роль Спартака в знаменитом балете Юрия Григоровича, и Марсело Гомеса за роль Отелло в Американском театре балета. Акоста не смог приехать на церемонию, а Гомес прибыл и вместе со своей партнершей Джулией Кент показал, как старательно и результативно его атлетичный Отелло душит Дездемону платком.

Лучшими балеринами объявили Сильвию Аццони за роль Русалочки в одноименном балете Джона Ноймайера и Тамару Рохо, приму Королевского балета в Лондоне, за роль Кармен в балете Ролана Пети. Аццони нельзя было отказать в артистизме, но блеснуть танцами она не смогла. Ее Русалочка одета в синие шаровары вдвое длиннее ног. Дуэт с принцем (Карстен Юнг) построен как пластическое изображение плавания под водой, где артистка, размахивая штанинами, имитирует то игру волн, то движения рыбьего хвоста своей фантастической героини. Зато аппетитная Тамара Рохо в роли Кармен станцевала за всех женщин сразу, соблазняя Хосе (Ленц Чанг) то легким кокетством, то бурной страстью.

Наряду с лауреатами в концерте участвовали и номинанты, удостоенные дипломов. Cолист Нового национального театра Токио Акимутсу Яхата исполнил простенькое по хореографической мысли, но обаятельное соло семинариста из балета «Кармина Бурана» в хореографии Дэвида Бинтли.

Демоничный Юрий Смекалов выразительно представил монолог страдающего злодея, классического персонажа всех балетов Бориса Эйфмана. На сей раз герой Смекалова был назван Тригориным из «Чайки».

Очередную вариацию «Дамы с камелиями» в хореографии Асами Маки показали солистка Нового национального театра Токио Хана Сакай и Денис Матвиенко. Это была сцена объяснения героев перед разлукой и монолог отчаяния Армана, решившего, что Маргарита бросила его ради богатого поклонника.

Романтическую нервность объяснений Маргариты и Армана оттенила бурная любовная сцена из балета «Прощай, жестокий брат» на музыку Витале в хореографии Анны Марии Штекельман. Пока солисты Балета Аргентины Сесилия Фигаредо и Джонатан Люхан по ходу танца последовательно разоблачались с недвусмысленными намерениями, публика, затаив дыхание, ждала, как далеко зайдет дело.

Зато, глядя на монолог Яго из балета Голдсмита «Отелло» в исполнении Келли Маккинли, можно было вздохнуть с облегчением. Если герой мыслит так же прямолинейно, как хореограф Кёрк Питерсон, то за Отелло и Дездемону можно не беспокоиться: никаких хитроумных происков этот Яго против них не предпримет.

Ярослав Седов, 8.05.2008





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru