Статьи
Любовное построение

Газета «Коммерсантъ»
В Большом театре прошла 16-я церемония вручения балетного приза Benois de la danse-2007, продолженная гала-концертом лауреатов и номинантов, после которого ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА одобрила выбор международного жюри.

Приз Benois de la danse — статуэтка работы Игоря Устинова, правнука Александра Бенуа,- не имеет денежного эквивалента. Учрежден в 1991 году в недрах Большого театра по инициативе двух балетных дам из окружения Юрия Григоровича — Нины Кудрявцевой и Регины Никифоровой. Согласно условиям конкурса, выбранные оргкомитетом члены жюри под бессменным председательством Юрия Григоровича выдвигают своих претендентов в разных номинациях по итогам достижений прошедшего года. Работы кандидатов судьи отсматривают на видеокассетах, а победитель определяется на единственном заседании жюри накануне награждения. За 16 лет лауреатами и номинантами Benois de la danse стало 200 человек.

Интрига конкурса Benois de la danse утратила всякую остроту. Прошли те ангажированные времена, когда вручение приза одиозной Анастасии Волочковой вызвало в зале Большого цунами топота, свиста и воплей. В последние годы статуэтку — распахнувших объятия жилистых андрогинов — получают люди достойные. Однако Москве мало известны не только их новейшие работы, но, по большей части, и они сами — так что болеть в сущности не за кого. Интрига не в самом конкурсе, а в сопроводительном концерте претендентов: он предоставляет уникальную возможность увидеть новинки мирового сезона.

Давно уяснив приоритеты вечера, организаторы стараются свести саму церемонию к минимуму, и даже бессменный ведущий Станислав Бэлза умеряет свою обычную велеречивость. Все же без казусов не обходится ни один год. На сей раз соведущая Юлия Рутберг пыталась развлечь публику неуместной байкой о собственном балетном опыте. Краснобай Бэлза утратил дар речи, силясь перевести английскую речь лауреатов, пожелавших сказать больше двух слов благодарности. Как всегда, царила неразбериха с видеороликами, представляющими претендентов: их обрывали на полудвижении, заглушали комментариями, заменяли крупными планами вступающих на сцену кандидатов. И, по обыкновению, не все номинанты добрались до Москвы. Впрочем, отсутствие Карлоса Акосты не помешало ему по праву стать лауреатом Benois de la danse — в роли Спартака из одноименного балета Юрия Григоровича он покорил публику трех мировых столиц. 

Оценить справедливость выбора судей можно было на концерте, довольно неровном по уровню исполнителей и номеров: лауреаты-2007 действительно были лучшими. Среди потока драмбалетных дуэтов (а мир прямо-таки сразила мода на этот жанр, считавшийся безнадежно устаревшим) выделялось любовное адажио из балета «Красавица» Жан-Кристофа Майо, главы Балета Монте-Карло и «лучшего хореографа-2007». Трехминутный поцелуй взасос современных принцессы Авроры и принца Дезире (Бернис Коппетьер и Крис Реландт) и сам по себе способен поразить воображение; но артисты, не отрываясь друг от друга, умудрялись при этом переплетать тела в такой безыскусной простоте и красоте, так чувственно и подробно проживать все перипетии любовного слияния, что сценическое изображение страсти достигло еще невиданных пределов интимности.

Дуэт из «Русалочки» Джона Ноймайера танцевала прима его труппы и «лучшая балерина-2007» Сильвия Аццони с партнером Карстеном Юнгом. Сугубо танцевальных достоинств в этой партии балерине проявить не удалось — она была стреножена русалочьим «хвостом»: широченными штанами на метр длиннее ее собственных ног. Тут на первый план вышел хореограф Ноймайер, в очередной раз восхитив неувядающим мастерством: в дуэте русалки с утонувшим моряком он поразительно эффектно передал ощущение подводной невесомости, сумев при этом прочертить историю зарождающейся любви.

«Лучший танцовщик-2007» Марсело Гомес, роскошный герой-любовник из Американского балетного театра, смог продемонстрировать свое амплуа во всей красе в роли Отелло из балета Лара Любоевича: могучий красавец душил изысканную Дездемону (Джули Кент) так чувственно, нежно и яростно, что впору было позавидовать потенциальной «покойнице». И совсем избавила от страстей свою Кармен вторая «лучшая танцовщица-2007» — прима Королевского балета Великобритании Тамара Рохо. Миниатюрная балерина с пухлыми и четкими, словно целлулоидными ножками, в знаменитой роли из балета Ролана Пети скопировала мальчишескую стрижку первой исполнительницы — парижского гавроша Зизи Жанмер. Однако ни провокационной сексапильности, ни вызывающей эротичности, ни даже женского своеволия не было в этой точеной куколке, дотошно воспроизводящей все детали назубок знакомой хореографии. 

Балерина Рохо, конечно, заслуживает награды — но, возможно, за другие партии. Например, никто в мире не может превзойти ее в апломбе (умении стоять на одном пуанте без поддержки) или в великолепных вращениях: шесть пируэтов на пуантах для этой испанки — сущий пустяк. Какое-нибудь па-де-де Обера в ее исполнении стало бы хитом любого гала. Но «произвольную программу» лауреаты Benois de la danse по заведенной традиции показывают на следующий день после награждения. 

Татьяна Кузнецова, 8.05.2008





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru