Статьи
В Большом будут убивать регулярнее
«Урок», который преподал нам ГАБТ
Независимая газета
Не все балеты одинаково полезны. Когда в двадцать шесть звезда Парижской оперы датчанин Флемминг Флиндт вдруг понял, что «по горло сыт всеми принцами балетной сцены», он сочинил такое, от чего вот уж скоро полвека у всех пуанты дыбом встают.

Классик абсурдизма Эжен Ионеско разъяснил ему тайный смысл своей пьесы «Урок»: главный герой — диктатор-маньяк, его помощница — немецкий народ, а приходящие одна за другой молодые девушки — жертвы оккупантов, которых маньяк душит. Эврика! Вот он - настоящий сюжет для балета. И в 1963-м «Урок» положили на музыку Жоржа Делерю. Учитель танцев убивает юных учениц, помощница-пианистка помогает их прятать. «Урок» обошел едва ли не все сцены мира и недавно стал композиционным центром в уникальном проекте «Короли танца». Датчанин, идеальный толкователь стиля великого Бурнонвиля, с 1999-го — премьер лондонского Королевского балета Йохан Кобборг, ведущие солисты Американского балетного театра — резидент Итан Стифел и испанец Анхел Корейя и примкнувший к ним Николай Цискаридзе впервые собрались на саммит полтора года назад в центре исполнительских искусств «Оранж-Каунти» близ Лос-Анджелеса. Там и родился замысел «Королей танца» — четыре звезды в трех отделениях. Вторая встреча в верхах состоялась в Нью-Йорке, третья проходит в эти дни на Новой сцене Большого театра. С успехом, хотя не без приключений. 

Сразу и не скажешь, разочарованием или нечаянной радостью обернулось для зрителей неожиданное явление Дмитрия Гуданова в открывающем программу «тутти» под красноречивым названием «For 4». Конечно же, в том, что Йохан Кобборг получил травму, нет ровным счетом ничего радостного (впрочем, в третьем отделении он таки сразил всех в «Послеполуденном отдыхе фавна» с хореографией Тима Раштона). Гуданову же выпал уникальный случай. Вынужденный исполнять незнакомую партию едва ли не «с листа», на амбразуру он бросился элегантно, лишь с чуть-чуть заметной напряженностью, отнюдь не выставившей его, однако, самозванцем. «For 4» на музыку Франца Шуберта специально для «Королей» сочинил Кристофер Уилдон. Тот самый, что поставил недавно в Большом Misericordes.

Гуданову идут композиции Уилдона, словно начертанные очень твердым и остро отточенным карандашом. Идет ему и соседство со Стифелом и Корейей — стильными ребятами, виртуозами без натуги и жеманства. Между тем, танцуя, они не священнодействуют, не проповедуют, не эстетствуют до уксусной прозрачности. Они — ликуют. Без рефлексии, подтекстов, без второго дна. По-американски. Вот и миниатюры для третьего (сольного) отделения Стифел и Корейя подобрали соответствующие. Percussion IV Боба Фосса и We got it good Стентона Уэлша на музыку Билли Стрейхорна и Дюка Эллингтона — признания в любви к родине джаза и мюзикла и вместе с тем блистательное портфолио. Аттракцион приготовил поклонникам и Николай Цискаридзе. В «Кармен-соло», сочиненном специально для него Роланом Пети, любимец публики предстал в трех лицах: на фоне душераздирающе алого задника, какой только и может оттенять историю о чарующей мир любви, сам с собой флиртовал, сам себя ревновал, сам же себя и прирезал.

Свой «Урок» Флиндт самолично преподал троим из «Королей». Получилось как в анекдоте: встретились грузин, датчанин и американец? Перевоплощаясь в учителя-маньяка, каждый рассказывает свою историю: Цискаридзе — о духовных борениях, Кобборг — о больной душе, а Корейя — о безотчетном гневе так и не повзрослевшего ребенка. Но самой жуткой и самой захватывающей оказалась четвертая (вернее — первая, ибо представлена была в первый день) версия. Ее соавтор, звезда Большого театра Сергей Филин, — маньяк со стажем. В банде четырех он не участвовал, но «Урок» затвердил еще десять лет назад. Попавшим тогда в ГАБТ на представления благотворительной акции «Новогодние премьеры» этого не забыть.

Отныне в Большом будут убивать регулярнее — «Урок» включен в репертуар.

Наталия Звенигородская, 31.10.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru