Статьи
Красота — страшная сила
Григорович и Волочкова обошлись с «Корсаром» по-разбойничьи
Труд
Этот балет, похоже, стал модным среди хореографов Москвы. Не успел Большой театр обзавестись «Корсаром», как то же самое сделал «Кремлевский балет». Правда, в Кремле предпочли версию спектакля, придуманную Юрием Григоровичем. Он перенес «Корсара» из возглавляемой им краснодарской труппы и пригласил на главную роль свою любимую балерину Анастасию Волочкову.

У нас в балете мало церемонятся со спектаклями классического наследия. И чем больше говорят о славных традициях прошлого, тем меньше почтения испытывают к ним на деле. Процесс этот, надо сказать, начался не вчера: ему отдали дань многие советские хореографы. У кого-то редакции классики получались лучше, у кого-то хуже. Многие удачные находки затем навсегда вошли в «текст» балетов.

Когда Григорович обратился к «Корсару», он получил в свое распоряжение приключенческо-любовный сюжет с ориентальным уклоном, клочкастую партитуру, составленную из музыки нескольких композиторов, и островки подлинной хореографии Мариуса Петипа, сохранившиеся с XIX века. Тогда знаменитый балетмейстер императорских театров сделал из романтической поэмы Байрона мелодраму про лихого корсара Конрада со-товарищи, влюбленного в красотку Медору. Девушке «повезло» быть проданной в гарем сластолюбивого паши, откуда ее Конрад и вызволяет, несмотря на козни былого соратника.

Григорович в свою очередь переписал либретто, убрав многие эпизоды и некоторых, в том числе главных, действующих лиц. Ликвидировал почти всю пантомиму — под предлогом ее устарелости. Досочинил хореографию и добавил вариацию из другого балета, которая смотрится как заплатка. Многое переделал в мизансценах. И все это — «во имя краткости и логичности действия», которых-де не хватало Петипа. Как тут не вспомнить слова из фильма «Доживем до понедельника»: «Такое впечатление, что в истории орудовала банда троечников».

Беда только, что эти ново-введения далеко не всегда добавляют элементарную логику. Наоборот, они то и дело удаляют действие от здравого смысла. Два примера. У Петипа переодетые паломниками корсары приходят во дворец паши, чтобы освободить Медору. Но Григорович из псевдопаломников сделал псевдокупцов. Это что, борьба с «религиозным дурманом»? Драка пиратов с солдатами паши начинается в гареме, но внезапно все оказываются на городской площади, словно кто-то взмахнул волшебной палочкой, перенеся людей на другое место. Вы скажете, мелочи. Но в искусстве нет мелочей. И непонятно, зачем так менять классику? Ради самого факта замены?

Ну и о решении Григоровича назначить Анастасию Волочкову на главную партию Медоры, радостном для поклонников и скандальном для скептиков. После массированного присутствия звезды в прессе поклонников стало много. Нынче Волочкова обольщала зрителей улыбкой на красивом лице, танцуя с величественным видом, который явно призван затмить плохие вращения, небрежное обращение с хореографическим текстом и постоянно вздернутые плечи. Прима-балерина «Кремлевского балета» Кристина Кретова, которой досталась всего лишь партия Невольницы, выглядела в танце куда ярче. Партнер Волочковой, украинский танцовщик Сергей Сидорский, ловко взлетал в перекидных прыжках и честно отрабатывал свою нелегкую долю, вздымая партнершу в высоких поддержках — пусть злопыхатели не говорят, что Волочкова набрала лишние килограммы…

А что балет «Корсар» в итоге превратился в филиал гламурного журнала — так это ничего. Зато как к лицу красавице была бриллиантовая диадема на белокурых волосах…

Майя Крылова, 23.10.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru