Статьи
Измена в вотчине
Диана Вишнева выросла из своей коронной партии
Ведомости
Десятилетие дебюта в Большом театре Диана Вишнева отметила «Дон Кихотом». Этим балетом и началась ее любовь с Москвой. Пройдя за эти годы путь к вершине мастерства и мировой славе, в юбилейном спектакле балерина изо всех сил старалась доказать, что осталась все той же вчерашней школьницей.

Вишнева выскочила в первой вариации, вопреки всем законам физики забросив ногу к уху далеко за предельные 180 градусов и тут же зафиксировав такое же положение в прыжке. Ей хватило нескольких pas, чтобы сцена «закончилась» и она оказалась у самой оркестровой ямы.

Именно так, нерачительно с профессиональной точки зрения, с полным пренебрежением к представлениям о человеческой выдержке и ограниченности физических сил, Вишнева и танцевала 10 лет назад. Тогда она приехала в столицу отрабатывать приз «Божественная», врученный ей на первом году службы в Мариинском театре. Присвоенный титул звучал столь многообещающе, что экзаменовать дебютантку в креслах Большого уселась вся театрально-балетная Москва.

Специалисты, уже видевшие новое питерское чудо, твердили о сухом корпусе, «бутыльчатых» ногах и некондиционно широких и плоских стопах. Но в первой же вариации Вишнева в ярко-красном тюнике в черный горох и с алым цветком в волосах полыхнула такой отчаянной смелостью и бесшабашностью, что приходила мысль о дополнительном наряде пожарных. И с каждым выходом ей удавалось все повышать градус накала страстей, так что зал захлебывался упоительностью и счастьем ее танца. За время трехактного спектакля балерина даже на секунду не позволила отстраненно сосредоточиться на ее фигуре и технике. Аналитические способности вернулись только на следующий день, когда последовал вердикт: Вишнева — балерина «Дон Кихота». На профессиональном жаргоне это означает, что темперамент и виртуозность преобладают над внешними и физическими данными и академичностью школы, путь к вершинам русского классического репертуара заказан и балерине предстоит провести жизнь в резервации инженю, чей репертуар состоит из трех-четырех балетов.

Все последующие 10 лет Вишнева вкладывала неуемную энергию в то, чтобы опровергнуть первоначальный диагноз. Она приобрела славу непревзойденной трудоголички: запираясь в репетиционных залах, не щадя себя, только меняя педагогов, партнеров и концертмейстеров, шлифовала технику, облагораживала манеру, культивировала собственную индивидуальность. В прошлом году двумя выступлениями в Большом театре — в «Лебедином озере» и «Жизели» — она доказала, что не просто имеет право на великий академический репертуар: в этих затоптанных веками балетах Вишнева оказалась способна отыскать мысли и чувства, никем до нее не обнаруженные.

И все же, вероятно, каждое выступление в спектаклях Петипа балерина ощущает как прогулку по минному полю. А «Дон Кихот» — своей вотчиной, где ей нет равных. Видимо, сознанием того, что в роли Китри ей позволено абсолютно все, и объясняются те неряшливые стопы и руки, невыворотные позиции и разлетавшиеся в шенэ ноги, грубоватые по форме туры и едва не сорванное (зато с фирменным вишневским открытым веером над головой) фуэте.

Дополняли эту бушующую стихию костюмы, поразительные по своей аляповатости: кораллово-бордовый в первом действии, сине-голубой в горох с розовым подбивом в «Кабачке», кроем подчеркнувшие несовершенство формы ног; эффектная красная пачка финального па-де-де была украшена нелепыми рукавчиками с черным бордюром, который при движении создавал впечатление беспомощно задранных плеч.

Все это было бы вполне простительно дебютантке, какой была Вишнева 10 лет назад, — и московские поклонники, не отпускавшие ее после каждого выхода, постарались проблем не заметить. Однако балерина давно приучила ждать от нее не только блестящего, но необыкновенного исполнения — недаром сегодня она такой же бренд, как и Мариинский балет. А в этом «Дон Кихоте» гораздо ближе к эталонному исполнению оказались москвичи, поймавшие на спектакле невероятный кураж. Сергей Филин, которому досталось поддерживать питерскую приму, собрал весь задор и станцевал один из лучших своих «Дон Кихотов». Выверенным академизмом брала в партии Уличной танцовщицы Анастасия Яценко, отточенное мастерство демонстрировали лучшая московская Повелительница — Мария Аллаш и непревзойденный в своем обаянии Амур — Нина Капцова, красотой и точностью блистали в маленьких партиях подруг Китри Анна Ребецкая и Ольга Стеблецова, в гран-па главную героиню едва не превзошла Наталья Осипова, и внешними данными, и темпераментом напоминающая саму юную Вишневу: она безусильно отлетала крошечную, но изматывающую вставную вариацию. 

А выступление примы навело на неожиданный вывод: теперь Вишневу надо смотреть не в «Дон Кихоте», а в «Баядерке», «Жизели» и «Лебедином озере». Борьба с собой украшает балерину.

Анна Галайда, 3.04.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru