Статьи
Анастасия Волочкова: «Я счастлива выступать в кубанских станицах»

Известия
В октябре Анастасия Волочкова родила дочь Ариадну, а уже в ноябре танцевала в спектаклях Краснодарского театра балета. С тех пор жизнь балерины — постоянные гастроли. Очередную встречу с публикой артистка запланировала на сцене Новой оперы, где 16-18 мая будут представлены «Кармен-сюита» и дивертисмент. С поп-дивой русского балета встретилась специальный корреспондент «Известий» Светлана Наборщикова.

известия: Как осваиваете роль мамы, привыкли уже?

Волочкова: Особого привыкания не потребовалось. Арише уже почти восемь месяцев, она оказалась очень спокойным и смышленым ребенком. Может сидеть, не капризничая, довольно продолжительное время, чем удивляет и нас, и окружающих. Не смущается и перед телекамерой. Словом, как бы мне вскоре не пришлось уступить ей свое место в творческой сфере…

известия: Лет семнадцать до этого события у вас в запасе еще есть, а вот о насущной проблеме хотелось бы поговорить поподробнее. Во всех буклетах Большого театра вы фигурируете в списке балерин, а на сцене вас нет…

Волочкова: Мне так и не возвратили партии, которые я танцевала в Большом, и я танцую сейчас на сценах Европы. Но не хочу говорить о себе. Меня в первую очередь волнует сегодняшнее состояние Большого балета. Происходит разрушение и уничтожение его как творческой структуры. Собственно, можно ли ждать, что творческий процесс и единство труппы обеспечит гендиректор, далекий от балета и, главное, не стесняющийся об этом открыто заявлять? И как ждать здравых идей от художественного руководителя балета, который без доли смущения утверждает, что такой шедевр Мариуса Петипа, как «Баядерка», скучен зрителю, а одноактные балеты и миниатюры его собственного производства необходимы?

известия: Но гендиректор, что называется, на хозяйстве, он и не должен обеспечивать творческий процесс. А одноактные балеты ныне в чести во всех ведущих труппах мира. Так что мы здесь перенимаем мировой опыт. Успешно или не очень — другой вопрос.

Волочкова: Это некорректное сравнение. Большой всегда был «большим», то есть местом многоактных, масштабных постановок. Наш нынешний репертуар… О боже! Нелепые постановки приводят артистов к деградации: из-за странности техники, отсутствия творческой идеи, образного смысла…

известия: Чувствуется, что вы обижены на Большой театр…

Волочкова: Личная обида двухлетней давности? Это не так. Что смогла, я уже сказала, попыталась донести до людей и в конце концов отстояла свои права в одиночку. Я пыталась тогда защитить не только себя, но и принцип, а значит, людей, которых сходная ситуация могла бы коснуться. И вот — коснулась! Профессионалы не нужны, они отвлекают руководство от возможности превратить театр в коммерческую и рабовладельческую структуру.

известия: Что вы имеете в виду?

Волочкова: Неугодных людей в одночасье тихо убрали из театра под видом аттестации, под которую попала когда-то и я, находясь в положении. Другие солисты не имеют возможности отстаивать свою правоту. Налицо замкнутый круг, и вы не знаете, почему в отношении вас принимается то или иное решение, не понимаете, чем оно продиктовано, кроме произвола. Мне известно, что сейчас внутри коллектива, особенно среди солистов, накалились страсти. Это вылилось в почти открытый бунт.

известия: Подробности?

Волочкова: Их лучше узнать от самих артистов. Хотя многие побоятся. Известны случаи, когда некоторые артисты находили в себе смелость высказываться, но после таких заявлений им объясняли: «разглашение внутритеатральной ситуации затрагивает интересы руководства Большого театра». А «интересы руководства», не приходится сомневаться, с творческим процессом никак не связаны.

известия: А с какой сферой они связаны?

Балерина Анастасия ВолочковаВолочкова: Неприятно говорить о пышных празднованиях и спецприемах, оплаченных людьми бизнеса, которые устраивались на гастролях и в Лондоне, и в Париже. Арендовались Букингемский дворец и Версаль. На них приглашались девушки, проходившие строгий отбор, фейс-контроль у дирекции театра, чтобы порадовать своим видом и содержанием бизнесменов. А это не просто бизнесмены, они попечители театра, у них специальный совет. Они могут полмиллиона отвалить на подобные мероприятия. Девушек, отказавшихся от такой чести, исключали из дальнейших зарубежных гастролей со спектаклями Большого. Можно ли было представить подобное при Юрии Григоровиче? При другом руководстве? Разумеется, на дирекцию Императорских театров всегда давили разные обстоятельства и всегда шла борьба интересов. Но ведь как-то справлялись люди с этим давлением, была «ватерлиния», ниже которой не опускались. На принципиальные решения старых мастеров не всегда могли повлиять сильные мира сего, не то что деньги.

известия: Я бы поняла ваш гнев, если бы олигархический капитал обошел вас стороной.

Волочкова: Олигархический капитал, вернее, какая-то часть его, если и попадала ко мне, то тут же направлялась на мои проекты. Я не пользовалась деньгами ради их вульгарных преимуществ, я их зарабатывала на сцене, телеэкране, везде, где могла выступить. И в какой-то момент мое имя стало работать на капитал. Глупо недооценивать роль денег. Мы все были тронуты тем, что президент выделил Большому театру гранты для артистов. Но если бы президент знал, что гранты, которые в равной степени делились на солистов и артистов кордебалета, на самом деле распространяются по решению заведующего балетной труппой. Он просто смеется над всеми, распределяя их по своему усмотрению, а особо неугодных лишая вовсе.

известия: Давайте снизим градус. Ваши творческие планы?

Волочкова: Я по-прежнему сохраняю контрактные отношения с театром Юрия Григоровича в Краснодаре. Готовлю новую партию — Медору в «Корсаре». Премьера в мае. С этой труппой мне предстоит выступить в августе на сцене Мариинского театра, во время их третьего гастрольного сезона в Санкт-Петербурге. В позапрошлом году я дебютировала там в партии Эгины в «Спартаке». В этом запланированы «Лебединое озеро», «Дон Кихот» и «Корсар» с моим участием. Помимо этого продолжаю свой сольный проект. Состоялись мои благотворительные концерты для детей в Кремлевском дворце, в Краснодаре, Сочи, Новороссийске, Донецке, станице Каневской Краснодарского края.

известия: В станице?

Волочкова: Да, именно. Там такие же люди и так же меня ждут. Мне доставляет наслаждение сегодня выступать в Вене с «Лебединым озером» или в Баден-Бадене с концертным номером, а на другой день танцевать в кубанской или донской станице. Поймите, я бывала на самых престижных сценах. Сегодня я смотрю на фактор престижа по-иному. Мне рассказывали, как во фронтовых бригадах наши прославленные балерины танцевали на сдвинутых грузовиках. И это осталось с ними на всю жизнь, запомнилось гораздо ярче, чем выступления на правительственных банкетах в Кремле, куда входили по спецпропускам и дрожали от страха. Я могу переодеваться в кабинете директора районного Дворца культуры, мне все равно. Я знаю, что сейчас выйду и главное будет там — мне понесут на сцену игрушки, открытки, мороженое, будут поднимать детей, меня будут ждать, чтобы сфотографироваться, спрашивать, когда я еще приеду… Вот такие спектакли делают нас по-настоящему счастливыми.
Генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов: «У нас не гарем, чтобы девушек приглашать!»

Генеральный директор Большого театра Анатолий ИксановЗрителям по большому счету все равно, как распределяются в театре гранты и чем занимаются балерины в свободное от работы время. Нам нужно, чтобы Большой балет, как хороший ресторан, удовлетворял и развивал наши разнообразные вкусы. Чтобы управляли театральной «кухней» люди профессиональные и компетентные. Прокомментировать особо острые заявления Анастасии Волочковой «Известия» попросили Анатолия Иксанова.

известия: «Почти открытый бунт», о котором упомянула ваша оппонентка, — это, вероятно, визит к вам депутации балерин. По этому поводу много пересудов в театральной среде. О чем шла речь во время встречи?

Иксанов: Главная тема, вокруг которой все объединились, — одна, и я ее называть не хочу.

известия: «Главная тема», взбудоражившая балерин, — Диана Вишнева и ее предполагаемое присутствие в Большом в качестве приглашенной солистки?

Иксанов: Не хочу это комментировать. Разговор был, попили чайку, поделились впечатлениями. Тривиальный рабочий момент. К художественному руководству балетом этот визит не имеет никакого отношения. 

известия: В данный момент театр устраивает деятельность арт-директора Ратманского — репертуарная политика, распределение ролей, решение прочих больных артистических вопросов?

Иксанов: Вы правильно сказали: больные вопросы. Они были, есть и будут, поскольку театр — организм живой. Моя задача — отстаивать интересы театра, а не отдельных людей или групп. Вопрос о смещении Ратманского не ставился и не ставится. К нему есть претензии, как к любому руководителю. Нельзя быть хорошим для всех, на то он и руководитель. Это абсолютно рабочая ситуация, никакая не кризисная. Да, мне было интересно послушать мнение солисток о процессах, происходящих в труппе, но никаких оргвыводов из этой беседы не последует.

известия: Приемы в Букингемском дворце и в Версале, куда приглашались балетные девушки, прошедшие фейс-контроль, действительно имели место?

Иксанов: По поводу девушек — чушь, у нас не гарем. Ни о каких выборочных приглашениях, тем более по такому принципу, речь никогда не шла. В Версале был прием по случаю колоссального гастрольного успеха балетной труппы в январе 2004 года. Финансировала его одна из компаний, входящих в Попечительский совет. Состоялся концерт в Версальском театре, откуда, собственно, и началась история балета, а после концерта все его участники были приглашены на прием. В Лондоне ничего такого не предполагается, тем более в Букингемском дворце. Сразу после открытия гастролей, 25 июля, назначен прием в посольстве, на который приглашены и мы, и коллектив Мариинского театра, поскольку мы одновременно будем в Лондоне. Там будет человек пятьсот.

известия: Что вы скажете о распределении грантов?

Иксанов: Гранты — не повод разобраться с неугодными. Так вопрос вообще не стоит. Заведующий балетной труппой руководствуется положением, где прописано, что главное при распределении грантов — количество и качество работы. Естественно, если человек в какой-то месяц ни разу не вышел на сцену, не за что и платить. Бывают также ситуации, когда тот или иной солист отказывается от участия в новой постановке, хотя по правилам внутреннего распорядка не имеет права это делать. Мы в таком случае не настаиваем, но он теряет возможность в дальнейшем танцевать в этом спектакле и репертуар у него сужается.

известия: Есть заявления, требующие комментария Алексея Ратманского, но в связи с его отсутствием придется ответить вам. В частности, по поводу пренебрежения большим стилем Большого балета…

Иксанов: Большой хранил и хранит верность большому стилю. Майские гастроли в Японии с огромным успехом открылись именно «Баядеркой». Я послал поздравительную телеграмму и труппе, и Ратманскому, потому что триумф «Баядерки» — это и триумф художественного руководителя труппы.

Светлана Наборщикова, 10.05.2006





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru