Статьи
Мелодрама с балетом «Любовь глазами сыщика»

«Афиша»
Театр им. Вл. Маяковского, похоже, пора переименовать в театр мелодрамы. Здесь это не только основной жанр репертуара — это дух и стиль, в котором решают любые другие жанры. Сама по себе мелодрама вещь неплохая: нечто умилительное, избавленное от лишней философии, зато сдобренное пафосом простых истин и тщательно отмеренной долей театральной неправды, которая, однако, при небрежности с легкостью перерастает в театральщину. Мелодраму вполне можно и поставить, и сыграть хорошо. Но если работать только с этим жанром, то артисты, даже самые талантливые и опытные, со временем распускаются и начинают свои роли, что называется, «штукатурить». Тем более жаль, когда в такую историю попадают артисты молодые, а именно это случилось с Даниилом Спиваковским в спектакле Сергея Арцибашева «Любовь глазами сыщика».

Спиваковский — это страшненький «сводный брат Франкенштейн» из фильма Валерия Тодоровского. В пьесе Шеффера он играет смешного недотепу сыщика. Деловой человек средних лет (Виктор Запорожский) нанимает его следить за своей молодой женой (Дарья Повереннова). Семья на грани распада: муж подозревает измену, но причина бед в другом. Просто он любит Баха, а она — третьесортные фильмы ужасов, и он хочет ее воспитать, то есть переделать, а понять не хочет. Для того чтобы деловой человек увидел свою ошибку, сказал все положенные сентиментальные банальности и обнял жену под душераздирающую песню группы Scorpions, ему нужна помощь сыщика. Этот сыщик — нелепое очкастое существо в вязаной беретке и женском плаще, которое гримасничает, болтает чушь, грызет миндальное печенье, а потом неожиданно оказывается кладезем житейской мудрости и основ психоанализа. Спиваковский усердно комикует, что и понятно: грех не покривляться в такой роли. Выходит порой смешно, только уж очень, до обидного, заезжены его трюки — неужели на собственные фантазии не хватает?

Зато режиссерская фантазия в спектакле неожиданно разбушевалась. В те моменты, когда героев переполняют высокие чувства, задняя стена кабинета делового человека распахивается — и на темной сцене начинается балет. Приглашенные из Большого театра Дмитрий Белоголовцев и Анна Антоничева танцуют сцену из «Ромео и Джульетты». Возможно, Сергей Арцибашев хотел углубить проблематику пьесы и попутно дать современный пример синтеза искусств, но гораздо больше это похоже на аттракцион для скучающей публики. Отпустить бы ему с миром хороших балетных артистов, которым просто тесно на сцене его театра, и поработать побольше с артистами драматическими. Глядишь — и мелодрама бы тогда в зубах не вязла.

Екатерина Рябова, 25.01.2005





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru