Статьи
Сны в летнюю ночь
Балеты Джона Ноймайера
Санкт-петербургские ведомости
Всемирно известный постановщик и выдающийся мастер танца, бессменный руководитель Гамбургского балета, чьи произведения танцуют на многих сценах мира, Джон Ноймайер родился в 1942 году в Милуоки, Висконсин, США, где получил начальное хореографическое образование. Позже он продолжил обучение в Королевской балетной школе в Лондоне и в Королевском датском театре балета в Копенгагене. В 1963 году стал солистом Штутгартского балета, а в 1969 был назначен директором балетной труппы во Франкфурте. С успехом осуществил постановки классических балетов в новой нестандартной интерпретации — «Щелкунчик», «Ромео и Джульетта», «Дафнис и Хлоя» и др. В 1973 году был приглашен в Гамбургский балетный театр. Под его руководством Гамбургский балет занял ведущие позиции в рейтинге мировых балетных трупп. Среди постановок Ноймайера для Гамбургского балета — «Сага о короле Артуре»,"Трамвай «Желание», «Сильвия», серия балетов по пьесам Шекспира, включая «Сон в летнюю ночь», «Гамлет», «Отелло», хореографические трактовки семи симфоний Густава Малера и др.

Премьера Вечера балетов Джона Ноймайера состоялась в Мариинском театре 28 апреля 2001 года. Впервые спустя сто лет западному хореографу было позволено работать над премьерной постановкой с балетной труппой Мариинского.

В программу вошли три одноактных спектакля: Spring and Fall на музыку струнной серенады Дворжака, Now and Then на музыку Первого фортепьянного концерта Равеля и «Звуки пустых страниц» на музыку альтового концерта Шнитке. Два первых спектакля были поставлены в начале 90-х для Гамбургского балета и Национального балета Канады. Третий стал мировой премьерой. Названия двух первых балетов символичны, их нельзя впрямую перевести на русский язык. Spring and Fall — это «Весна и осень». Но это еще и «Взлет и падение». Что гораздо более важно для Ноймайера. Now and then — не только «Теперь и тогда». Но и «Иногда», слово, которое гораздо лучше передает мимолетность. Для хореографа первый балет — этот соединение классики с народным танцем. В музыке Дворжака чувствуется влияние вдохновенного земного ритма. Второй балет — танец города. «Я надеюсь, говорит Ноймайер о Now and then, — что вы будете восхищены движениями и чувственностью и не будете задумываться над философским смыслом, быть может, вы задумаетесь над этим потом. Равель — это ностальгическое и медленное движение в атмосфере воспоминаний». Трагический и очень личный балет «Звуки пустых страниц» хореограф посвятил своему другу Альфреду Шнитке. Все три работы — симфобалеты. Если драматический балет можно сравнить с прозой, в нем есть сюжет, его можно пересказать, то балет симфонический — этот стихи, символы, образы?

Все творчество Ноймайера — это объявление войны формальности и механичности движений. Он уделяет особое внимание внутренним ощущения во время танца, передаче танцовщиками своих образов и ассоциаций. Он работает, будоража чувства и мысли, наполняя движения эмоциональной содержательностью. Так танцовщики приобщаются к особой ноймайеровской технике одного непрерывного движения, стремясь «заполнять воздух танцем, как певцы, которые поют не слова, а музыку».
Главные партии в спектакле исполняли солисты Мариинского балета Ульяна Лопаткина, Светлана Захарова, Диана Вишнева, Жанна Аюпова, Наталья Сологуб, Дарья Павленко, Виктор Баранов, Андриан Фадеев, Даниил Корсунцев. Илья Кузнецов, Максим Хребтов.
«В спектакле синтезированы самые разные средства театральной выразительности, элементы танца современного и классического, пластика, свет. По сути дела, все эпизоды балета — это единый монолог хореографа, который словно сливается с близким ему человеком, поет гимн его творчеству.
[?] Мастерски сочетая лексику классического балета с пластикой и движениями современного танца, Ноймайер еще раз доказывает, как традиционное и хорошо проверенное может свободно входить в новые течения и школы, как романтическое мироощущение легко проникает в новые композиционные режиссерские приемы.
Три балета, показанные на сцене Мариинского театра, пронизывает прямота лирического высказывания — до предела обнаженного, порой наивного и всегда удивительно искреннего».

И. Ступников, 24.05.2001





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru