Статьи
Торжество Медоры
Лондон рукоплещет балету Большого театра
Время новостей
Прошла первая неделя гастролей Большого театра в британской столице — неделя, отданная «имперской классике» в ее современных редакциях. Станцевали «Корсар» — июньскую премьеру театра, в которой Алексей Ратманский и Юрий Бурлака попытались воссоздать старинный спектакль в том виде, как он выглядел на рубеже XIX и ХХ веков, и «Баядерку», собственную версию которой Юрий Григорович сделал пятнадцать лет назад. И на тот и на другой спектакль английские критики явились дружной когортой — рецензий появилось несметное множество — и дружно грянули «ура!».

«Корсар» островным жителям понравился, некоторым даже очень. «Кто устоит против удивительной комедии об удалых пиратах и попавших в бедствие девицах?» — вопрошает Дебра Крейн в The Times и называет открытие сезона Большого театра в Лондоне «неотразимым». Клемент Крисп в Financial Times говорит о «настоящем пиршестве, включающем все то, что может удовлетворить самые взыскательные требования, предъявляемые к балету». Guardian, правда, похвалила спектакль так, что постановщики едва ли ощутили прилив благодарности, — фактически за сохранение советского бравурного стиля танца: «Хотя танцовщики и одеты в аутентичные костюмы (изобилие завитков и вышивок у пиратов, удлиненные пачки у женщин), им по-прежнему предоставлена свобода на полную мощность демонстрировать атлетическую технику XXI века».

Если журналистов что и смущало в «Корсаре», то это его длительность — три с лишним часа оказались вдруг серьезным испытанием для местной публики. Times, однако, отметила, что баронесса Маргарет Тэтчер досидела спектакль до конца. Некоторые критики, впрочем, написали об отсутствии драматического напряжения (почти дивертисмент).

Особенный успех имела исполнявшая в «Корсаре» роль Медоры Светлана Захарова — ни одна газета не обошлась без восторженного абзаца о ее танце. Клемент Крисп даже заявил, что она наиболее достойна звания прима-балерины из всех ему известных танцовщиц. Марк Монахан в Daily Telegraph также оценил балерину очень высоко: «На протяжении всего этого технического испытания, всей более чем двухчасовой мелодрамы линии высокой, красивой украинки — от арок ее стоп до той дуги, в которую изгибается спина, и головы с неповторимой посадкой — были попросту совершенны, а ее гибкость и легкость — удивительны». В той же степени единодушны были обозреватели, пожалуй, лишь в оценке восемнадцатилетнего «вундеркинда» Ивана Васильева, выходившего в партии раба, и в интонации предвкушения, с которой они ждут его появления в главной роли в «Дон Кихоте».

Овации Захаровой продолжали раздаваться и после «Баядерки» — Гевин Ребак в The Stage признался, что понял брамина, позабывшего про обет целомудрия при виде такой танцовщицы. Но не забыл критик и других артистов, занятых в «Баядерке», — Николая Цискаридзе с «превосходной техникой» и «изящным стилем» и Марию Александрову с «совершенным классическим техническим мастерством». Клемент Крисп в Financial Times также отдал должное этой паре — танцовщику «в лучшем своем проявлении: мельчайший его жест был наполнен смыслом, каждая поза — а он знает, как надо стоять, чтобы приковывать к себе наше внимание, — была говорящей» и балерине, что «отличается благородством исполнения технически сложных пассажей (в гран-па второго акта она выглядела по-королевски) и тонким чувством театра; она заставляет нас симпатизировать ее несимпатичной героине». Сама же постановка вызвала серию забавных замечаний — от претензий по поводу арапчат (белые дети, выкрашенные в черный цвет, — битвы за политкорректность проникают даже в балет) до утверждений, что финал этой «Баядерки» скомкан. Тут, конечно, надо признать, что после реконструкции спектакля в Мариинке любая «Баядерка» без четвертого акта будет смотреться недоговоренной. Однако версия Григоровича не худшая из существующих в мире.

Теперь на очереди неделя хорошо знакомых местной публике и гарантированных хитов: лондонцев ждут «Спартак» и «Дон Кихот». На них билеты распроданы полностью — при том, что на предыдущих спектаклях, по отзывам любителей танцев на балетных интернет-форумах, перед началом всегда можно было купить билетик, зал заполнялся процентов на девяносто. Отсутствие аншлагов в первую неделю, вероятно, можно объяснить тем, что «Колизеум» все же менее престижный зал, чем «Ковент-Гарден», в котором Большой балет выступал в прошлый раз, а в Лондоне, как и в Москве, также есть разряд людей, принципиально посещающих только главный театр страны. Сумеет ли Большой сломать этот стереотип поведения, покажет третья неделя гастролей — когда будут показаны одноактные премьеры закончившегося сезона («Класс-концерт» Асафа Мессерера, «Милосердные» Кристофера Уилдона, «В комнате наверху» Твайлы Тарп) и «Светлый ручей» Алексея Ратманского — балетная комедия, то есть спектакль в жанре, нежно любимом английской публикой.

Анна Гордеева, 7.08.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru