Статьи
Пират нарасхват

Газета
Большой театр России завершил сезон новой постановкой старинного балета «Корсар», оказавшегося в этом сезоне буквально нарасхват. В январе аналогичной реконструкцией этого спектакля приковала к себе внимание Баварская опера. Пару месяцев назад «Корсара» с большой помпой поставил в Екатеринбурге премьер Парижской оперы Жан-Гийом Бар. А к началу следующего сезона «Кремлевский балет» покажет обновленную версию Юрия Григоровича.

Возможно, причиной интереса к «Корсару» стали «Пираты Карибского моря», напомнившие балетному миру, что у него уже более 100 лет есть свой пират не хуже. А может быть, грядущие обменные Год русской культуры во Франции и Год французской культуры в России. К этому событию как нельзя более кстати приурочить возрождение «Корсара» — последнего произведения композитора Адольфа Адана, автора «Жизели», ставшей не только вершиной балетного романтизма, но и символом взаимодействия русской и французской культур.

«Корсар» тоже может служить примером такого взаимодействия. Появившись в Парижской опере в 1856 году, он пережил множество трансформаций. Лучшие из них сделал французский танцовщик и балетмейстер Мариус Петипа, который полвека проработал в Петербурге и создал русский классический балет. Роль Конрада в «Корсаре» была лучшей в репертуаре Петипа. В 1858 году именно в этой роли он встретился на петербургской сцене с Жюлем Перро — создателем танцев «Жизели» Адана. Перро возобновил «Корсара» для своего бенефиса и сам исполнял Сеида-пашу. В роли Конрада Мариус Петипа прощался со сценой как танцовщик, а впоследствии сочинил блестящие классические ансамбли в своих петербургских постановках «Корсара».

Эти эпизоды, которые так или иначе сохранялись во всех последующих версиях «Корсара», стали опорными точками спектакля Большого театра. Постановщики Алексей Ратманский и Юрий Бурлака (артист труппы «Русский балет» Вячеслава Гордеева, давно увлекающийся изучением старинной хореографии) проштудировали архив Петипа и записи его хореографии, сделанные при жизни балетмейстера. Петербургские театральные архивы предоставили эскизы декораций и костюмов, восстановленных под руководством Бориса Каминского и Елены Зайцевой. Недостающие сцены постановщики сочинили сами, стараясь придерживаться стиля Петипа.

Партия главной героини Медоры, вокруг которой плещется пестрое танцевальное море, оказалась в нынешнем «Корсаре» изрядно обширнее и изнурительнее, чем во всех известных до сих пор версиях. Однако прима-балерина Большого театра Светлана Захарова справляется с виртуозными танцевальными пассажами так же легко и артистично, как музыканты экстра-класса — с польками и вальсами Иоганна Штрауса на знаменитых новогодних концертах Венской филармонии. 

Своего возлюбленного корсара Конрада в залихватском исполнении виртуозного Дениса Матвиенко Захарова-Медора привлекает не столько условным мимическим кокетством, сколько артистизмом танца. Ее завораживающие пластические линии в медленных адажио и сверкающие филигранной отделкой мелкие быстрые движения на сей раз наполнены праздничной энергетикой и лукавым шармом, которыми светится каждое движение балерины.

Главную героиню на сцене обрамляет грандиозный парад классических танцев, живописных характерных плясок, игровых сцен и зрелищных эффектов вроде знаменитого заключительного кораблекрушения. К сожалению, масштабная композиция Мариуса Петипа «Оживленный сад», где группы кордебалета танцуют между бутафорских лужаек, образующих садовый лабиринт, пока что стеснена размерами Новой сцены Большого театра. А виртуозные соло знаменитого классического Трио одалисок оказались недоступны артисткам, выбранным на эти партии. Зато в дуэте раба и невольницы не теряются обаятельная Нина Капцова и темпераментный Иван Васильев. А в роли Гюльнары, помогающей главным героям бежать из плена Сеида-паши, Екатерина Шипулина притягивает живостью, юмором, волнующими женскими чарами и танцевальной виртуозностью.

Ярослав Седов, 25.06.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru