Статьи
Корабль времени
В Большом попытались реанимировать балет «Корсар»
Новые известия
На сцене Большого театра появился пиратский корабль. Парусник — важная часть нового балета. «Корсар» идет на русской сцене сто пятьдесят лет, с тех пор, как главный хореограф Российской империи Мариус Петипа переработал балет для Императорских театров. Правда, к постановке приложили руку многие редакторы, и спектакль оброс разнокалиберными вставками. Эта премьера — попытка реконструкции приключенческой мелодрамы, впервые поставленной в середине XIX века в Парижской опере.

Возобновляя «Корсара», Большой театр задумал освободить балет от напластований. Это трудная задача: к первоначальной партитуре Адана добавилась музыка десятка композиторов, появились новые танцы, а третий акт, наоборот, исчез в пучине времени. С такой разнокалиберной махиной взялись поработать худрук балета Большого театра Алексей Ратманский и знаток старинной хореографии Юрий Бурлака. Они перелопатили театральные запасники, перерыли библиотеки и нотные архивы, тщательно изучили сохранившиеся записи танцев «Корсара», сделанные в начале XX столетия. Для этого пришлось ехать в Америку: после революции 1917 года записи увез в эмиграцию режиссер Мариинского театра Николай Сергеев, сегодня бесценные бумаги хранятся в Гарвардском университете.

Разудалое либретто «Корсара» по мотивам поэмы Байрона написано в духе романов Дюма. Решительные мужчины сражаются за первенство, влюбляются в девственниц и тревожат восточных пашей в их собственных гаремах. Кокетливые красотки мстят негодяям и устраивают личную жизнь. История разодета в экзотические костюмы и наполнена спецэффектами — бьет фонтан, сверкают молнии, скрещиваются сабли и кинжалы, стреляют из пистолетов и кричат «на абордаж!».

Соавторы нового «Корсара» не стали притворяться, будто у них есть машина времени, и можно сделать балет стопроцентно похожим на первоисточник. Но удачно воссозданы изумительные по рисунку и логике танцы Петипа и полузабытые пантомимные жесты, а картина в гареме под названием «Оживленный сад» (для 70 исполнителей и цветочных гирлянд) поражает размахом замысла. Кое-где подлинный текст утерян. Пришлось поставить заплаты на прорехи в хореографии, и сделано это тактично: непрофессиональный глаз вряд ли отличит, где 60 минут подлинного Петипа, а где 20 минут новой хореографии Ратманского. Художник по костюмам Елена Зайцева восстановила турецко-греческие одежды по старинным эскизам (там, где было возможно), сценограф Борис Каминский стилизовал оригинальные декорации — морской грот, прибрежный дворец и торговую площадь средиземноморского города. Сцена кораблекрушения в финале побила рекорды театральных спецэффектов: когда корабль корсаров в свете молний разламывался пополам и погружался в бурные волны, зрители радовались, словно дети. Спектакль, как и положено тщательно отреставрированному объекту, получился нарядным и ярким. А возможные претензии снобов нужно отсылать в XIX век. Ну что поделать, если в эпоху Петипа было именно такое, слегка конфетное, понимание красоты?

Чтобы зрители высидели длинный балет, его надо станцевать без сучка и задоринки, благо роли пиратов и одалисок дают роскошные возможности трактовок. Исполнители главных партий Светлана Захарова (красотка Медора) и Денис Матвиенко (благородный разбойник Конрад) проявили стать и мощь, а Светлана Лунькина (главная героиня во втором составе) и ее корсар Юрий Клевцов сделали ставку на тонкость манер. Геннадий Янин был великолепен в роли старого торговца, дрожащего от жадности, Андрей Меркурьев (злой пират Бирбанто) преобразился в настоящего морского волка, а Иван Васильев в танце раба загнул такие трюки, что небесам стало жарко.

Для чересчур серьезных людей новый балет — большая безделушка. Но это безделица не большая, чем пиратский блокбастер с Джонни Деппом, и смотрится «Корсар» с таким же увлечением. В спектакле ГАБТа найдут, чем поживиться, и критики, которые устроят профессиональное развлечение — спор о степени адекватности «Корсара», и публика, получившая броское веселое зрелище.

Майя Крылова, 25.06.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru