Статьи
«Смерть не буду танцевать!»
12 июня в Кремле прошла торжественная церемония вручения Государственных премий за 2006 год
Аргументы и факты
БАЛЕРИНА Большого театра Светлана ЗАХАРОВА награждена «За талантливое воплощение сценических образов, развитие великих традиций русского балета»?

 — СВЕТЛАНА, у вас очень замученный вид?

 — Я только что с репетиции? Готовится балет «Корсар». Работаем каждый день до 9-10 часов вечера.

 — 27 лет — и Госпремия?

 — Счастье, когда тебя любит публика. И вдвойне приятно, когда тебя высоко оценило государство!

 — Не боитесь услышать от своих завистников: «Ну, теперь звёздная болезнь ей обеспечена»?

 — Звёздная болезнь?.. Когда приходишь на репетицию и видишь все свои ошибки, недостатки, эйфория сразу проходит. Полная концентрация на работе. У нас очень травматичный вид искусства. Поэтому любые посторонние мысли могут привести к беде. А завистники и их сплетни? Человек, против которого «дружат», узнаёт обо всём последний — это я могу по собственному опыту сказать.

 — Вы говорите, посторонние мысли могут привести к травме? А если танцовщица влюблена?

 — Когда любишь человека, даже во время танца или репетиции (я это точно знаю!) возникают мысли: «Что он сейчас делает? А думает ли он обо мне? В раздевалке лежит телефон. Так интересно: а вдруг он позвонил?!» (Смеётся.) С этими чувствами невозможно бороться.

 — Уланова признавалась, что с некоторыми её персонажами отношения не складывались.

 — Я могу её понять. Несколько раз я танцевала балет Ролана Пети «Юноша и Смерть». На сцене — печальный художник, он ждёт свою любовь. В виде любви приходит сексапильная, роковая женщина в жёлтом платье и чёрном паричке-каре. Она юношу доводит до того, что он вешается.

Я очень люблю выкладываться, мне нравятся эмоциональные героини гораздо больше, чем всякие «принцессные», «зефирные» персонажи, милые девочки. Но после «Юноши и Смерти» было чувство, будто я на самом деле убила кого-то. Мерзкое, гнусное состояние. А потом решила: больше никогда не буду участвовать в спектаклях, в которых нужно играть смерть. Это не для меня. Хотя балет восхитительный, Нуреев и Барышников танцевали в нём гениально.

 — Слышала, что Светлана Захарова требует пуантов чуть ли не в два раза больше, чем другие танцовщицы.

 — Я вообще не капризный человек. Требовать бутылку шампанского и клубнику в номер — это не про меня. А что касается пуантов, это просто необходимость: у меня подъём стопы очень высокий, поэтому балетные туфли быстро снашиваются, ломаются. Больше всего пуантов уходит в «Дон Кихоте» и «Раймонде» — три пары. Кстати, я сама пришиваю тесёмочки к своим пуантам, мне очень нравится сам процесс.

 — А куда вы деваете потом десятки пар использованных туфель?

 — У меня их разбирают! Я ставлю на пуантах автограф и дарю их своим верным поклонникам.

Ольга Шаблинская, 13.06.2007





СтатьиСтатьи
Copyright © 2002—2017 Центр Бенуа
benois@theatre.ru